Skip to content

СТРОЙКИ ЯМАЛА ДОЛЖНЫ ДАТЬ СОЦИАЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ»

У председателя комитета по природопользованию, промышленности, транспорту и связи Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа Владимира Медко есть непреложный принцип: всегда держать данное слово. Соблюдать это правило неудобно и трудно. Но иначе, считает Владимир Васильевич, ничего в жизни не добьешься.

Три ложки, три вилки и одно большое счастье— Владимир Васильевич, почему из множества профессий вы выбрали именно ремесло газовика?

— Все получилось почти случайно. Я мечтал быть военным летчиком и после восьмого класса решил, что в школу больше не вернусь. Поехал в Волгоградское авиационное училище. Но туда принимали только со средним образованием.

Сестра посоветовала поступить в техникум газовой и нефтяной промышленности. Сказала, что там есть отделение, где изучают турбины. Для несостоявшегося летчика это показалось заманчивым. Турбины… Так то были газовые турбины! Но я поступил, выучился. И не жалею.

После окончания техникума отслужил два года в гвардейском саперном батальоне. Демобилизовавшись, заехал в гости к брату. Взял он бутылочку винца — отметить встречу. А жена косится. Квартиру они снимали, ребенок недавно родился, понятно, что семейный бюджет был небольшой. И я тогда подумал: а если и ко мне друг приедет или брат, так тоже придется копейки экономить? Задело это меня…

Поехал я тогда в техникум, отыскал куратора нашей группы Веру Ивановну Селиванову. Расспросил, что ребята-однокашники пишут. Тогда ведь многие выпускники своим педагогам письма присылали. Она и рассказала, что самые лучшие отзывы пришли с Медвежьего месторождения на Ямале.

И я решил: поеду на Медвежье! Но в те годы молодых специалистов направляли на работу только по распределению. Меня распределили в Оренбург.

Пришлось обращаться в Министерство газовой промышленности. Неделю я там пороги обивал. Предлагали поехать на Сахалин, в Сургут или Тюмень. Но я настоял на своем.

— И как встретил север?

— Как и многих — морозом. Жилья не нашлось. А я уже был женат. Главный инженер линейно-промыслового управления выделил резервную «бочку», которые на севере приспосабливали для жилья. Многие мне завидовали — «бочку» отхватил! Я ее обустроил, подключил электрообогреватели. Это было в январе. А в мае привез жену.

— Увидела она бочку посреди тайги…

— …и заплакала. Но мы же, когда женились, решили: вместе — значит, вместе. Друзья принесли нам кастрюлю, три ложки, три вилки, нож и кружку. Богатство по тем временам!

— Вы без иронии об этом говорите…

— С ностальгией, честное слово! Жили мы тогда, конечно, лихо. Что такое Пангоды 30 лет назад? Вагон-городки, глушь, необустроенность. Летом наши жены коляски не катали, а таскали по песку. Дорог-то не было. Зимой ходили на танцы в местный клуб. В нем было потеплее — минус 15, когда на улице мороз жал под минус 45. Танцевали в унтах и шубах.

При этом нельзя сказать, что у нас какие-то здоровенные зарплаты были. Вовсе нет. И телевизор не сразу появился, а многие знаменитые фильмы, что шли тогда в прокате, мы только спустя годы и посмотрели. Но никто не скулил, не жаловался. Потому что молодыми были. Средний возраст жителей Пангод не превышал 24 года.

— Что помогало все это вытерпеть?

— Мы же сами себе слово давали, что выдержим. И еще, наверное, правильные книжки в детстве читали… Для меня Пангоды стали второй родиной. Там родились и выросли наши дети. Появились верные друзья. Это счастье — работать под началом таких людей, как Валерий Ремизов, Вячеслав Стрижов — царство им небесное и светлая память, Леонид Чугунов, Зульфар Салихов, Анатолий Рябчуков, Дмитрий Дашков и многие другие.

Чтобы помнили…

— Вы с почтением вспоминаете своих начальников. А каким руководителем были сами?

— Про это лучше бы спросить у рабочих на промыслах. Не думаю, что плохим. Кое-что мне удалось.

— А что именно?

— При мне были завершены все незаконченные объекты строительства. В первую очередь — хоккейный корт. Построить его мы с главой поселка Виктором Акиньшиным задумали, увидев крытую ледовую площадку в старом Уренгое. Местный тренер рассказал: в 6 утра мальчишки уже стучатся клюшками в двери, в 12 ночи их со льда выгнать невозможно…

Нам говорили, что проект обойдется в 100 тысяч рублей. По ценам двадцатилетней давности — не маленькая сумма, но и не запредельная. Поэтому согласие начальства мы получили. А когда началась работа, возникли новые предложения. В самом деле, почему наши ребятишки должны обходиться только ледовой площадкой? Нужны ведь еще раздевалки, туалеты, душевые кабины. Да и гостиницу для приезжих команд надо построить.

И оказалось: сотней тысяч рублей никак не обойтись. Нагоняй мы, конечно, получили. Но больше для проформы. Главное, что генеральный директор предприятия «Надымгазпром» Валерий Ремизов не отменил решение. Стройка шла, пока не ударил кризис неплатежей.

Ну не хватало денег на строительство, и все! В 1997 году меня назначили начальником газопромыслового управления. Естественно, я за этот объект уцепился. И достроили мы его.

Потом возникла новая проблема — сдать в эксплуатацию медсанчасть. В те годы отделения лечебницы размещались где придется. Решили возвести капитальный корпус. Однако уже ветшало здание бывшего управления. Два объекта особой важности требовались предприятию, а денег хватало только на один.

Но ведь нас учили — раньше думай о Родине, а потом о себе. И все согласились, что аппарат управления еще несколько лет продержится в старых стенах, а лечебницу выстроим новую. Поэтому новое административное здание появилось только к 35-летию нашего предприятия. К тому времени все промыслы мы уже оснастили новым оборудованием, теплыми раздевалками, комнатами отдыха.

Плюс ко всему был утвержден проект реконструкции Медвежьего месторождения. Пока я за него бился, пришлось, наверное, по три раза все департаменты обойти.

Мне пытались внушить: оставшиеся в пластах 400 миллиардов кубометров газа — не масштаб. Приходилось доказывать: 400 миллиардов кубов — это ресурс такого месторождения, как Ямсовейское.

Доказали. И на заседании правления Газпрома было отмечено, что первый этап реконструкции Медвежьего — единственный на то время проект, по которому грамотно проведены все процедуры согласования.

И в Пангодах многое поменялось. Появились коттеджные поселки, асфальтированные дороги. Даже сквер разбили! Имени Валерия Ремизова.

Теперь, как только потеплеет, в сквер приходит и молодежь, и люди постарше. Приводят детей, внуков. На праздники или в дни свадеб возлагают цветы к памятнику Ремизову.

Был такой случай. На школьном утреннике девчушка стихи читала: «А мы знаем, кто такой — Ремизов!» Оборачиваюсь, а у многих ветеранов — слезы на глазах…
В Пангодах его все добрым словом вспоминают.

А Ныде что с того?..

— Владимир Васильевич, что поменялось в вашей жизни после смены профессии?

— Ее ритм, прежде всего. Когда работал на промысле, то встречи, поездки и звонки начинались с половины восьмого утра. Иногда один рабочий день незаметно переходил в следующий.

Депутатские будни тоже не сахар. Поездок и встреч меньше не стало. Зато появилось больше возможностей и времени работать над окружным законодательством, связанным с деятельностью предприятий ТЭКа. Более важной задачи для меня сегодня нет.

Федеральное правительство сейчас рассматривает программу комплексного освоения полуострова Ямал и прилегающих акваторий. Разработка ямальских месторождений — геополитическая задача. Она позволит усилить влияние России на внешнем рынке, укрепить отношения с партнерами в Европе и Азии. Словом, газ Ямала — стратегический ресурс государства.

Но при этом нельзя забывать и о земле, чьими богатствами пользуется наша страна и еще
почти полмира. Почему на Ямале, где добыто уже более 10 триллионов кубометров газа, до сих пор не газифицированы многие поселки? Ныда, Нори, Кутопьюган — список можно продолжать долго.

Рядом с поселком Ныда расположены гигантские месторождения — Медвежье, Ямбург, Уренгойское. О них весь мир знает. А Ныде что с того? Асфальтированной дороги к поселку нет, только зимник. Надежного энергоснабжения тоже нет, хотя давно можно было его наладить.

— Но разумно ли тянуть по болотам нитку газопровода длиной в сотню километров к поселку в 30 дворов?

— Не обязательно везде строить газопроводы. Можно доставлять сжиженный газ водным транспортом.

— А как же экономика? Рентабельность?

— В том-то и дело, что до сих пор никто ничего не просчитывал. Мы готовим программу большого строительства, и я хотел бы видеть в ней разделы, в которых предусмотрены варианты обустройства каждого поселка: например, до Яр-Сале выгодно построить газопровод, а в Антипаюте или Кутопьюгане дешевле и легче обеспечить котельные углем. В Красноселькупе такие расчеты уже сделаны. И получается, что если перевести райцентр на газовое отопление, расходы на ЖКХ сократятся в 10 раз! Единожды вложив средства, получим экономию на многие годы.

Сегодня котельные и электростанции в малых поселках работают на дизтопливе. Это очень дорогой вариант, особенно в условиях кризиса. Для экономии бюджетных средств социально-экономическое развитие национальных поселков при разработке ямальских месторождений должно быть комплексным.

Для этого нужно создать оптимальную по себестоимости систему тепло- и энергообеспечения. Там, где это возможно, построить дорогу, хотя бы грунтовку. Ведь дорога — это социальный объект. Если она проложена, в поселке будет развиваться и бизнес, и строительство. Еще нужны новые учреждения соцкультбыта. В Нори школа-четырехлетка построена в 1953 году. В Кутопьюгане школа-интернат открыта не намного позже.

— Коммунальной инфраструктуры, школы, больницы, клуба и детского сада достаточно, чтобы обеспечить заполярному поселку полноценную жизнь?

— Почти. В идеале необходимо наладить еще какое-то производство. Там, где это выгодно. Но начинать обустройство в любом случае надо с газификации. Газ-пром взял на себя обязательство разработать и выполнить техническое задание на разработку такого проекта.

— В последние годы Ямал становится полигоном для реализации разных проектов — от региональных до общегосударственных…

— Мне кажется, для экономии средств разумнее в каких-то направлениях объединить два мегапроекта — «Ямал» и «Урал промышленный — Урал Полярный». Ведь при ведении изыскательских работ, строительстве дорог они дополняют друг друга.

— Что еще нужно, кроме политической воли и грамотных законов, чтобы эти грандиозные стройки дали социальный эффект?

— Ничего больше. Но хороший закон готовится три-четыре месяца, а то и полгода. Его надо подготовить, обосновать, просчитать финансовую целесообразность. Чтобы не затягивать работу, мы, депутаты Законодательного Собрания, детально изучив комплексную программу развития Ямала, направим в администрацию свои предложения по ее реализации.

Примеры того, как она должна исполняться, у нас перед глазами. Посмотрите, как за последние годы расцвел Салехард! Яр-Сале обустроили — не узнать. Все крупные города округа хорошеют год от года. Надо, чтобы изменилась жизнь и в тех национальных поселках, на которые сегодня без слез не глянешь.

— В мире экономический кризис, а вы говорите о многомиллиардных инвестициях в обустройство поселений…

— Не такое переживали, и нынешний кризис преодолеем. Колоссальные запасы Ямала дают нам уверенность, что округ будет развиваться. А с ним — и другие регионы страны.

— Что для этого может сделать отдельно взятый депутат?

— В одиночку — практически ничего. Это задача для всего депутатского корпуса. Застрельщиком всей работы станет наш комитет. Мы сформулируем свои идеи, обобщим их, и к осени появится план действий.

Из досье «ТИ»:

Владимир Медко родился 25 октября 1958 года в Республике Калмыкия. В 1978 году окончил Волгоградский техникум газовой и нефтяной промышленности, в 1988 году — Тюменский индустриальный институт.

Трудовую деятельность начинал машинистом компрессоров управления магистральных газопроводов «Волгоградтрансгаз».

В 1981 году приехал на Ямал. На месторождении Медвежье работал машинистом, освобожденным председателем профкома газопромыслового управления, начальником газового промысла. В 1997 году назначен начальником Медвежинского ГПУ ООО «Газпром добыча Надым».

Кандидат технических наук. Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности РФ. Автор 15 рационализаторских предложений, 9 патентов на изобретения. Лауреат Всероссийского конкурса «Инженер года». Награжден Почетной грамотой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, а также почетными грамотами губернатора автономного округа, Государственной Думы Ямала, ООО «Надымгазпром», дипломом мэра муниципального образования «За особые заслуги в развитии города Надыма и Надымского района».

С марта 2000 года — депутат Государственной Думы ЯНАО, в 2005 году избран повторно и с 2008 года — депутат Законодательного Собрания ЯНАО на освобожденной основе.   Источник Парламентская газета «Тюменские известия»

Пангоды ждут твоих новостей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

<a href="Apex WordPress Theme by Compete Themes

Объявление Пангоды

пангоды цветы доставка